Разведение оленей и маралов

Тему этой публикации нам подсказал читатель из Саратовской области. «Хочу взять в аренду, — написал Александр Логинов, — несколько гектаров земли. Планирую построить просторный вольер и держать на этих землях оленей. Надеюсь, питомник будет привлекать туристов и мой бизнес станет доходным. Читал, что олени — животные неприхотливые. Не могли бы вы в журнале рассказать подробнее об их содержании? Конечно, применительно к такому, в общем-то, небольшому хозяйству, какое хочу завести я».

— Действительно, олени довольно неприхотливы, — согласился Роман Семенович Тоорчуков, заместитель-министра сельского хозяйства Республики Алтай, к которому я обратился с просьбой просветить читателей «ПХ» насчет пятнистых красавцев. -Содержать их несложно, для них подойдут и равнина, и предгорья, и склоны гор, частично или полностью заросшие лесом. То есть угодья, на которых традиционным животноводством заниматься сложно. Кроме того, этот вид «скота» очень гармонично вписывается в природный ландшафт — ни своим видом, ни жизнедеятельностью его не портит. У нас на Алтае олени круглый год живут в «парках» — на огороженных участках необработанной земли…

Остальные сведения об оленях и их содержании я «добирал» уже в беседе с Романом Семеновичем по дороге на оленеводческую ферму, куда он повез меня.

— Значит, — уточнил я, вспомнив письмо читателя из Саратовской области — если, к примеру, фермер возьмет в аренду десять-двадцать гектаров неудобий, скажем заросший подлеском овраг или склон горы, где коров пасти не очень-то сподручно и землю не обработаешь, то в таких условиях вполне можно заняться оленеводством?

— Конечно, можно. По неприхотливости с оленем вряд ли сравнится даже овца — ее и пасти надо, и зимой в кошаре держать, стричь, окот принимать. А олени сами о себе позаботятся. И держать их на участке можно примерно столько же, сколько и овец: 1-5 голов на гектаре. Тут все зависит от скорости восстановления пастбища.

— А какие затраты ожидают начинающего оленевода? Наверное, постройки для зимнего содержания, для выращивания молодняка возводить все-таки придется?

— У нас в хозяйстве олени до такой степени не изнежены. И взрослые, и телята круглый год под открытым небом, необходим лишь забор. На него-то потратиться придется. Считайте сами: один километр «мараловой» сетки (рабица из толстой проволоки и с крупной ячеей) стоит 210 тысяч рублей, служит она обычно 10-15 лет. Будут и другие расходы: на вакцинацию (она аналогична вакцинации КРС), заготовку сена для зимнего прикорма. Ну и обрезка рогов — дело хлопотное, тоже требует определенных затрат.

Территория оленеводческого хозяйства, куда мы приехали с Романом Семеновичем, огорожена «мараловой» сеткой, на воротах табличка с надписью «Вооруженная охрана».
Накануне здесь провели обрезку рогов, и сейчас несколько человек занимались вывариванием свежих рогов в специальной ванне. Мы дождались перерыва, и бригадир Александра Анатольевна Евдокимова посвятила меня в секреты консервирования пантов, после которого рога, собственно, и становятся сырьем для приготовления лекарственных средств. Надо сказать, что процесс этот не скорый, требует специального оборудования и, конечно же, определенных навыков.

Свозил меня Роман Семенович и в другое хозяйство — «Карым», где разводят маралов. Устроены хозяйства примерно одинаково, только в «Карыме» на берегу ручья построили еще процедурный корпус — поделенное на небольшие комнаты помещение. В каждом из них — по две ванны, где можно полежать в «бульоне», остающемся после варки рогов, пройти в течение нескольких дней курс оздоровления и омоложения. Вот вам еще одна выгода от содержания рогатых красавцев.

Панты — это находящиеся в стадии роста, еще покрытые кожей рога оленей. Ценность пантов в том, что они содержат биологически активные и минеральные вещества, из которых рога формируются. В советское время за один килограмм консервированных пантов, идущих на экспорт, страна выручала 700-800 долларов. Главным покупателем пантов всегда был Гонконг, откуда они последние годы ситуация выравнивается. У нас создан Союз оленеводов Сибири, повышается качество экспортной продукции, растет ее объем — за год уже получают 60 тонн консервированных пантов. Вместе с тем ведутся активные разработки различных препаратов из пантов оленей для российского рынка. Прежде всего, это БАДы — биологически активные добавки, созданные на основе таких продуктов из пантов, как пантогематоген, пантокрин. Они все шире используются в медицинской, фармакологической и пищевой промышленности в качестве биостимуляторов животного происхождения. Они помогают укреплять здоровье людей, работающих в суровых северных условиях, а также спортсменов, людей преклонного возраста.
Сегодня у наших оленеводов много конкурентов за границей, цены на панты упали, они продаются уже по 180-190 долларов за килограмм.

Нужно, правда, иметь в виду, что пятнистый олень дает в среднем 1,2 кг пантов, а марал-рогач — 7 кг. Поэтому, заметил Тоорчуков, алтайские хозяйства постепенно отказываются от пятнистых оленей, переходят к содержанию более продуктивных маралов.

Кстати, кровь маралов — продукт вообще особый, из нее наши ученые уже давно получают препарат пантогематоген, который восстанавливает организм после операций и физического истощения.

Мясо у оленя постное, как молодая говядина, кстати, в Китае и Корее оно считается лечебным. В течение шести-восьми лет каждую весну самка оленя приносит одного детеныша. К осени он вырастает почти до размеров взрослого животного. Нет проблем у оленеводов и со сбытом шкур.

А. Козлов Республика Алтай.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2016 Познавательный журнал для садоводов-огородников «ВсевОгород.ру»