Свое хозяйство по разведению романовских овец

Фермер Виктор Алексеевич Кривов родился и вырос в пензенской деревне, закончил сельхозтехникум — по агрономической части. После армии приехал к тетке в Москву и случайно познакомился с председателем колхоза из Тульской области. Разговорились. Председателю нужен был агроном, и Виктор поехал к нему в хозяйство.

— Начал работать на земле, а тут вышел указ о фермерстве, — рассказывает Виктор. — Прикинул я — пока молодой, неженатый, попробую. Даже если не смогу развернуться, пока семьи нет — ничего страшного.

Мои родные были против. Ну и окружающие первый год все смеялись, подкалывали: ничего, дескать, не выйдет.

Поначалу действительно не клеилось, но понемногу я смог переломить ситуацию — и потихоньку дело пошло. Семьей обзавелся — ответственности прибавилось. Пришлось работать разворотливее. Начал сено продавать, появились деньги. Купили корову, другую, телочек от них оставили, вырастили. Народ посмотрел, что получается у меня на земле хозяйствовать, стал звать в председатели. А в это время я как раз по конкурсу прошел для поездки в Германию на стажировку. Думали мы с женой долго. Она говорит: езжай в Германию, я уж как-нибудь тут управлюсь (а у нас уже двое детей было). А я свое: мол, народ просит, надо же помочь людям. Молодой был, глупый (смеется).

Не пошло у меня дело на председательской должности. До уборочной доработал, корма заготовил и ушел. Стал опять свое хозяйство поднимать. Третий год занимаюсь овцами. Игорь Юрьевич Заварзин уговорил. Идея — его, и все это -и овцы, и помещения — на его деньги покупалось и строилось.

Заварзин вовсе не овцевод, а предприниматель: он раньше мороженым занимался. И вдруг -сельское хозяйство! Интересуюсь, почему Игорь Юрьевич сделал именно такой выбор.

— Почему занялся сельским хозяйством? Наверное, прозвучит патетически, но если не мы, то кто? Скажу честно, когда знакомые узнавали, что я вкладываю деньги в сельское хозяйство, они крутили пальцем у виска. А мне хочется, чтобы в России было свое сельхозпроизводство, чтобы не мы за рубежом продукты покупали, а иностранцы у нас. А поскольку на всю Россию меня не хватало, — улыбается Заварзин, — решил попробовать в отдельно взятом хозяйстве.

С Виктором мы к тому времени знали друг друга уже лет восемь. А когда мне пришла в голову мысль заняться овцами, понял, что, кроме Виктора, никому свои деньги, пожалуй, не доверил бы. И дело тут даже не в том, что он фермер. У нас в районе фермерских хозяйств числится больше ста, а реально работают дай бог десять. Просто есть люди, с которыми можно работать, и есть те, с которыми лучше не связываться. Я знаю, что Виктор не только не «кинет» меня, присвоив деньги, но и — что самое главное — он вложит эти деньги именно в то, во что нужно.
— А почему именно овцы, да еще романовские, да еще с прекосами?

— Потому что это самый малозатратный скот. Я предприниматель все-таки, деньги-то с умом стараюсь вкладывать. Выпасать и кормить любую скотину надо, а в остальном с овцами меньше всего хлопот. Доярки не нужны, молоко каждый день возить на продажу не надо, зимой овцы стоят на несменяемой подстилке, продукцию (в данном случае приплод и мясо) можно получать к определенному сроку.

Результаты нашего первого эксперимента показали, что в тех же самых условиях кормления и содержания у помесных животных среднесуточный привес на 40-50 г больше, чем у чистопородных, и за одинаковый период выращивания и откорма (до 6 мес. -Е.М.) помеси набирают «лишние» 3-4 кг мяса.

Сейчас в хозяйстве около 300 голов овец, чуть больше половины из них — помесные. Осенние ягнята будут помесными, а затем мы отправим всех помесных животных на мясо, чтобы оставить только чистопородных. К весне получим чисто романовский приплод и подадим документы в областную племенную службу — хотим, чтобы хозяйство получило статус племенного.

Овцы зимой содержатся в помещении — бывшем коровнике. Летом они живут в лагере. С утра пастух выгоняет животных на пастбище, днем пригоняет — когда жарко, овцы все равно не пасутся, а тут они могут отдохнуть под навесом. Жара спадает — их снова на выгон до вечера.

Окоты проходят в специальных клетках, по мере подрастания молодняка маток с приплодом объединяют. Баранчиков, предназначенных для откорма, кастрируют и пускают в общее стадо. Некастрированных «подростков» приходится отделять. Бараны-производители — три прекоса и два Романовна — содержатся отдельно.

В зимние рационы овец входит сено, разные зерновые корма (отруби, размол, дерть), пробовали свекловичный жом, подсолнечный жмых. Летом немного подкармливают дробленкой. Обязательно дают соль, в зерно вмешивают премиксы.

— Так что, овцы оправдывают себя экономически? — спрашиваю у Заварзина.

— О прибыли пока говорить рано. То, что овец выращивать выгодно, -это бесспорно. Особенно помесных на откорм, ведь мы получаем «лишние» несколько килограммов мяса с каждой головы без каких-либо дополнительных усилий. Но затраты на приобретение поголовья и строительство еще не окупились. Пока удовлетворение скорее моральное.

— Потрачено немало, -кивает Виктор. — Зимник наш, считай, заново отстраивали, один старый каркас оставался. В свое время просил в колхозе сдать его в аренду или продать — он тогда уже лет пять стоял пустой, но еще целый был. Отказали. Потом кирпич растащили, крышу спалили. Я приехал, попросил снова — каркас все-таки отдали, причем даром. Пришлось почти заново строиться.

С летним лагерем тоже мороки много было. Загон для овец сделали — им жарко, тогда навес соорудили. Надо стричь — сделали навес для стрижки. Ловить овец для стрижки неудобно — соорудили загончик. А еще овец надо считать, лечить, обрабатывать — раскол поставили. Так вот и строим не переставая.

Расходы немалые. К тому же приходится платить наемным работникам (у меня их два -пастух и механизатор).

— Так на что живете?

— Основной доход приносит наше личное хозяйство. А остальное пока от случая к случаю.

Личное хозяйство, конечно, — на плечах Татьяны, жены Виктора.

— Я выросла в городе и не думала, конечно, что придется вести такое хозяйство, — признается Татьяна. — Честно скажу, что была против того, чтобы муж всем этим занимался. Но он мне сказал: «Таня, я смогу!» А главное — это отношение к людям и отношения между людьми.

А отношения в этой команде и впрямь необычные. Между Заварзиным и семьей Кривовых даже нет никаких договоров — работают на доверии. Да и у Николайчева доход невелик, разве что все то же моральное удовлетворение, ведь и для него отечественное овцеводство -не пустой звук.

Вот и выходит, что делается все, как в советские времена, — на энтузиазме. Наверно, это неправильно. Зато по-нашему, по-российски…

Записала Е.Милова Тульская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2016 Познавательный журнал для садоводов-огородников «ВсевОгород.ру»